Вторая весна (В Сокольниках)

1
В мае березки в Сокольниках белые,
Чуть опушенные зеленью раннею.
Кажется будто нарочно так сделали,
Чтоб на березках писали признания.
Залиты солнцем стихи неумелые,
Что на коре нацарапали школьники,
Эти сердца их пронзенные стрелами,
Больше похожие на треугольники...
Праздничным днем
                          (видно, им не до
                                                    праздников!)
Бродит здесь стайка девятиклассников,
Роясь в тетрадках и книжках своих,
А иногда забывая про них.
Сядут... Начнут повторять...
                                       Не выходит!..
Вот Ольга, не дочитав главу,
Тугую планшетку
                          (портфель был не в моде)
Беспечно бросила на траву.
А Ленька заметил:
- Вы только взгляните!
Скажете, может быть, сходства нет?
Ведь это же ты,
                          ну, признайся, Витя,
Выжег на лавочке Ольгин портрет?
У Лены от хохота даже веснушки
Затанцевали, запрыгали вдруг.
Что с ней поделаешь? Хохотушка.
Солнечный зайчик, скользящий из рук.
Виктор
             друга
                          толкнул
                                       легонько,
Нахмурился и ничего не сказал.
- Какой противный болтун ты, Ленька! -
Шепнула Ольга, пряча глаза.
2
Кто в нашей школе,
не знал об Оле!
Оля чуть-чуть в мальчишку играла.
Слыла она свойской,
                          что значит - простой.
Когда футболистов у нас не хватало,
Ей даже кричали: - В воротах постой!
Была она первой красавицей в классе
И тайной мечтою была для всех,
Но, кажется, не было в том разногласий,
Что Витька имел наибольший успех.

Витька был парень на вид суровый.
Чтоб выглядеть старше, курил без конца.
К тому же имел он густейшие брови,
В наследство доставшиеся от отца.
В душе он надеялся стать командармом,
Хотя и опаздывал наверняка.
Вот быть бы ему
                          по примеру Гайдара
В 17 лет командиром полка!
3
Виктор и Ольга дружили с детства.
Ходили на лыжах в зимние дни.
С дества жили они по-соседству,
С дества книжки читали одни...
Вдвоем они бегали в консерваторию,
После же в тихие вечера,
Шли по Москве, напевали и спорили,
За руки взявшись, как брат и сестра.
Что еще?
             Шахматы.

                          "Враг не сдается?"
Битва за битвой. За туром тур.
Они встречались, как два полководца,
Над строем пешек своих и фигур.
А фото?
             Дверь на крючок защелкнута.
Мрак. Проявители. Красный свет.
И вот уже тихая ванная комната
похожа на фаустовский кабинет.

Сколько решенных вместе вопросов,
Общие огорченья и смех,
И первые Витькины папиросы,
И турпоходы, и велопробег.
Правда, Ольга ходила на танцы,
А Виктор на вещи смотрел, как боец:
- Ты еще Оля имеешь шансы
Сделаться фифочкой наконец.
Что ж! Не беда, если мнения борются,
Если ругаются, зла не тая,
Если и спорят, но после не ссорятся -
Так и должны поступать друзья.

Ленька же был "ординарцем" у Вити.
Всегда он острил. Лез из кожи вон.
- Ты что, все сияешь? - спросит учитель.
- А что мне плакать? - ответит он.
Но от последней его остроты
Виктору с Ольгой пришлось покраснеть.
У них недосказано было что-то
И зря он решился это задеть.
4
Ребята смеялись...
                          А рядом с ними,
Лишая влюбленных покоя и сна,
В вишнево-сиреневом
                          солнечном дыме
Над городом колдовала весна.
Гроза прошумела, развесив по веткам
Одну за другою, как бусинки, в ряд
стеклянные, искристые подвески,
Такие ж, как в залах на люстрах звенят.
Еще не успели покрасить заборы,
Еще стебельки набираются сил,
Но май как алхимик весь мир без разбора
В весеннее золото преобразил.
5
Вот так все и было
                          до той минуты,
До той неожиданности, когда
На них
             (есть любители глупых шуток!)
Фонтаном обрушилась вдруг вода.
Шел по аллее какой-то парень,
Березку -
             всю в каплях дождя -
                                       встряхнул,
Учтиво вымолвил: - С легким паром! -
И на прощанье рукой махнул.
Был бы мальчишка - дело другое.
Что ж этому надо? Какая цель?
Что-то враждебное было, злое
В смуглом смазливом его лице.
Видя, как, бледная от возмущенья,
Ольга отряхивается платком,
Виктор, не мешкая ни мгновенья,
Кинулся следом за тем "шутником".

Но
       ухватила его за куртку
Ленькина
             ("Брось говорю!")
                                       рука.
- Тихо. Постой. Не сердись на шутку.
Плюнь ты на этого дурака!
Не понимаешь?
                          Скажу иначе.
(Голос друга сделался глух.)
Это ж тот самый Колька-Красавчик!
Его все собаки знают вокруг.
6
...Колька-Красавчик.
Он был как легенда,
Помню, не раз во дворе вечерком,
В темных подъездах укрывшись от ветра
Мы шепотком говорили о нем.
Где-то, мол, Кольку случайно толкнули...
Парень прощенья просить не стал...
А Колька сразу ж:
                                       - Идем потолкуем! -
И чуть его бритвой не "расписал"! -

Колька, он чаще ходил в одиночку,
Но в тупиках, во дворах проходных,
Чуть только свиснет,
                                       на выручку тотчас
Прямо как с неба
                                ватага "своих".
Сами мы не были с ними знакомы,
Но о таких мы слыхали не раз:
Есть у них собственные законы,
И эти законы пугали нас.

- Что с них возьмешь?
                                       Им ничто не в
                                                    новинку!
Дай ты такому Кольке отпор,
Он тебе в спину засадит финку -
И опаздает твой прокурор.
Все это Ленька втолковывал другу,
Он убежденно верил сейчас
В то, что он Виктору сделал услугу
Может быть, даже от смерти спас.
Девушки тоже смотрели сердито
И Лена твердила ему об одном:
Что ты, Витенька,
                                       драться с бандитом?
Да он же зарежет тебя потом!
7
А Виктор притих
                                       и сделался грустен.
Видно с собой он хитрить не стал:
"Что там скрывать? Если б ты не струсил,
Ты бы себя удержать не дал!
Где же былая твоя отвага?"
Виктор до боли губу прикусил
Ему казалось,
                          что с каждым шагом
Колька
             гордость его
                          уносил.

"Силой" тебя называли в школе,
А ты, оказалось, труслив и слаб!
Так опозориться перед Олей!
Рыцарь! Ее защитил хотя б!

Горькие мысли терзали парня,
Не покидая его ни на миг.
Уже фонари загорелись в парке,
А Виктор сидел и не видел их...
8
...А потом экзаменов тревога,
Разных книг несметное число.
Это все забылось понемногу,
Все быльем-травою заросло.
Незаметно пролетело лето.
Вот и снова школа кличет нас.
Как-то странно: даже сам директор
Говорит нам "вы".
                                       Десятый класс!
Голос колокольчика веселый,
На доске сверкающий чертеж.
И везде -
             от потолка до пола -
Окна, солнцем залитые сплошь.
Солнечные зайчики на парте,
На стене, на книгах, на цветах,
Оба полушария на карте
Тоже в светлых солнечных лучах...

Ленька в настроении прекрасном,
Как всегда, острит:
                                       мол, весь секрет
В том и состоит, чтоб первоклассник
Сразу понял, что ученье - свет!
Виктор другу вовсе не перечит,
Только шепчет: - Ладно, не бубни!
Тут вот снова и случилась встреча,
Ждать которой не могли они...
9
За прогулы и за хулиганство,
Выгнанный уже из многих школ,
Колька вновь
                          с железным постоянством
В районо
             устраиваться шел.
Если ж фальш его смиренной позы
Начинала здесь надоедать,
Извлекал свой самый главный козырь:
- Что ж мне остается? Воровать?
И тогда испуганные тети
Руки вверх: - Ах, что вы? Мы сейчас! -
В результате
                          Кольку переводят
В нашу школу,
                          в наш десятый класс.
10
Он вошел, на всех с улыбкой глядя,
В полосатом "мощном" пиджаке,
Чуть стесняясь книжек и тетрадей,
Что для виду нес в своей руке.
Изо всех товарищей по школе,
С кем столкнулся там,
                                       среди аллей,
Он узнал одну лишь только Олю
И сейчас же поклонился ей.

Здесь она была совсем другая:
Вдумчивые, строгие глаза,
И на темной кофточке - тугая
Тускло-золотистая коса.
А сидел с ней
                          робкий и приличный,
Как сказал о нем один остряк,
Из кефира сделанный отличник,
Вечный стенгазетчик и добряк.
Чтоб соседку не задеть коленкой -
До того отличник был несмел! -
Он буквально вплющивался в стенку,
Вчетверо сжимался и краснел.
Кольке это показалось странным.
("Девочка что надо! Высший класс!")
Предложил билет ей на "Тарзана"
Улыбнулся,
выслушав отказ.
11
В общем, оказался он веселым.
Анекдоты сыпал, как зерно.
Всех ребят, учителей, всю школу
Сравнивал с героями кино.
А ребятам что?
                          Те льнут к речистым.
Возле Кольки сгрудятся в кружок.
- Как у нас директор?
- Декабрист он!
От народа страшно он далек.

Об учительнице литературы,
Женщине пятидесяти лет:
- Здорово поет!
                                       Колоратура!
Ей бы с этим голосом... в балет!
Зазвенит звонок:
                                       - Ты мое счастье!
Запоет: "Иду я в моряки..."
В "дальнем плаваньи" бывал он часто,
Молчаливо стоя у доски.

Все довольны. Все кругом смеются.
- Ну и Колька!
- Ну, брат, и чудак!
И уж вовсе с ним не расстаются,
И уж вроде он у них вожак!
Вместе с ним в кино -
                                       билеты тут же!
Вместе в парк -
                                       на танцы под баян.
А потом и дальше
                                       ("Что мы - хуже?") -
Вместе с ним
                                       под вечер
                                                    в ресторан...
12
Колькину удаль
                                       (вернее, грубость!)
Виктор и сам наблюдал не раз
В темном фойе молодежного клуба
В самый поздний вечерний час.
Вот в заграничном плаще стиляга
С длинным, как штык, мунштуком в зубах,
Под впечатленьем картины "Бродяга"
Буйствует и шумит в дверях.
Рядом девчонка в платочек плачет
А робкий завклубом твердит с мольбой:
- Ну, погулял и кончай, Красавчик,
Выпил лишку, ступай домой.
Но Николай ухмыляется, ухарь.
Гордо подняв воротник плаща:
- Гляньте-ка, братцы, водку разнюхал.
А ты
       меня
                          угощал?

Меряет взглядом как все хулиганы,
Злобно, свирепо: уйди, мол, не трожь!
Дерзко засунуты руки в карманы,
Где (все уверены) спрятан нож...
Виктор думал
                                       (и разве не прав он?):
"С таким бесполезно язык чесать,
Ему бы по челюсти двинуть с правой,
Чтобы в нокаут на полчаса!"
Но обходил стороной:
                                                    мол, ладно!
Не достает чтоб в историю влип?
Что мне,
                          больше всех прочих надо?
Меня же не трогает этот тип...
13
Но и его ревнивою болью
Вскоре обжег один разговор...
Как-то на днях он поссорился с Олей,
И ссора не кончилась до сих пор.
Во всем виноват был тот вечер горький,
Когда он по парку бродил дотемна.
И вдруг увидел шагает Колька
А рядом... Неужто Ольга?.. Она!..
Вместе, в ногу, идут куда-то.
Какой у Ольги взволнованный вид!
Верно, про все, что таил он свято,
Колько запросто ей говорит.

Утром он хмуро спросил:
- Влюбилась?
Она спокойно в ответ:
- А что ж?
- Чем же я заслужил немилость?
- Ты для меня чересчур хорош.
...Когда она стала такою грубой?
Дерзкое, злое, чужое лицо.
Лиловой помадой подмазаны губы,
И на руке золотое кольцо.
Ей на уроке сказал учитель
(Брови дрогнули у старика):
- Оля. Вы ваше кольцо снимите
И положите в портфель
                                                    пока.
Как это сразу ее задело!
Как она резко в ответ ему:
- Носить кольцо -
                                       мое личное дело,
И я его -
                          не сниму!
Тут Колька ей громко шепнул - Молодчина!

Но класс
                          был против
                                       на этот раз!
Даже Леночка,
                          красная, как малина,
Молчала, не поднимая глаз.
14
Виктор видел: развязность Кольки
Уже начала раздражать ребят,
Уже они злятся в душе
                                                    да только
Всерьез с ним ссориться не хотят.

Здесь бы
                          сказать свое
                                                    комсомолу
Чтоб закипела вокруг борьба
Но наша хорошая в общем школа
В этом вопросе была слаба.
Про Кольку твердили:

                                                    - Учится парень?
Стекол в школе не бьет? Так чего ж?
Наш колектив его переварит:
В классе здоровая молодежь!
15
Однажды,
                          Виктор с отцом
                                                    чуть не ссорясь
Спорил, руки уперши в стол.
Отец громыхал:
                                       - Гимназисты! Горе!
Разве таким был наш комсомол?

А он стоял прямой крупнолицый
испытанный стройками и войной
Под пятьдесят, а такой же, как в тридцать,
Чуть тронутый первою сединой.
Вы бы в книжках хоть почитали
Чтобы уметь презирать врагов
Как ваши отцы на своем стояли,
Когда кулаки нам в спины стреляли,
Когда, озверев, в чернозем зарывали
Нас,
       комсомольцев двадцатых годов!

В споре и Виктор огнем зажегся:
- Неужто мы сами уж так слабы?
Мы мерили смелость футболом и боксом,
Не испытав настоящей борьбы.
А если тревога погранохраны
Ночью опять поднимет народ,
Нам ведь с боями шагать по странам
Грудью падать на пулемет.

Таяли призраки всех сомнений,
Страхов, обид и ненужных фраз
Он чувствовал:
                                       надо идти в наступленье!
Иначе красавчик разложит класс!

Но утром уже на доске расписаний
Приказ директора вещал со стены:
"За учиненный скандал в ресторане
Николай...
                 и Ольга...
                                 исключены".
С какой неожиданной острою болью
Виктор слова эти прочитал.
"Оля! Ты слышишь?
                                       Прости меня, Оля!
Я, кажется,
                          здорово
                                       опоздал".
16
Столько на улицах веток пахучих!
Столько ручьев не звенело давно!
Смело в холодных, нахмуренных тучах
Май прорубил голубое окно!
Снова повсюду! -
                                 куда не гляньте! -
Взгляды синей и улыбки светлей,
Снова все девушки, как по команде,
Сняли пальто
                          и стали стройней.
В шумных сокольнических аллеях
Сосны горят золотым огнем,
И молодые березки белеют,
Ласковым вымытые дождем...
И возмужавшее поколенье,
Определяя чувства свои,
Пишет на лавочках
                                       уравненья,
Формулы юношеской любви...
17
Долго Виктор в Сокольниках не был:
Просто былого будить не хотел,
Но раздразнило веселое небо,
Бросил учебники, не усидел.
Вот он бредет под березками парка,
Вновь вспоминает любовь свою,
Только уже незнакомая пара
Заветную облюбовала скамью...
Грустно без милой в такую погоду
В нежных потемках зеленых аллей.
Видно, закон есть:
                                       чем краше природа,
Тем одиночество тяжелей.
С виду посмотришь: одно и то же -
Солнце и щебет вернувшихся стай...
Но до чего ж они не похожи,
Нынешний и прошлогодний май!
18
Виктор нашел автоматную будку
И, вспоминая былые права,
Робко и вроде как будто бы в шутку
Промолвил в трубку:
                                 - Ну, как ты? Жива?
Он думал, что Ольга ответит смущенно:
Он же с тех пор ее не встречал;
Но, как и прежде, по телефону
Уверенно голос ее звучал:
- Ах, это ты? Что ж звонишь так редко?
Опять экзамены? Вот беда!
Что нового в школе? Как отметки?
Все четверочки, как всегда?..
Где сама я? Тружусь на заводе.
Никто мне здесь двойками не грозит.
(Весь разговор был такой,
                                                    что вроде
Взрослая с мальчиком говорит.)

Она не пяталась хитрить нисколько,
И Виктор всю правду решил узнать:
- Оля, ты все еще помнишь Кольку?
- Мне о нем некогда вспоминать.

Потом добавила не без грусти:
- Знаешь, я давно поняла,
Если б ты в парке тогда не струсил,
Я бы тебя разлюбить не смогла.
Впрочем, теперь это дело прошлого.
- Что ж, до свиданья!
- Всего хорошего!
Щелкнуло в трубке... Значит, прощай!..
Ну, отчего же
                          так не похожи вы,
Нынешний и прошлогодний май?..